Авторизация
 
  • 21:51 – Андронов - о скандале с Кокориным и Мамаевым: есть только два внятных сценария 
  • 21:50 – Кокорин и Мамаев должны понести наказание. И вовсе не за избитого чиновника 
  • 21:50 – «Важно не стоять на месте»: как Дюмин изменил правительство Тульской области 
  • 20:42 – Нурмагомедов – Макгрегор: никогда еще ММА так не смотрели по ТВ 

Спортивная одежда и обувь

«Нужно сравнивать с Дрезденом, Хиросимой или Сталинградом» — о ситуации в Мосуле

Корреспондент RT на Ближнем Востоке Мурад Газдиев рассказал об обстановке в Мосуле после того, как город был освобождён от «ИГИЛ»*.

По его словам, в восточной части города, которую боевики покинули быстро, жизнь постепенно восстанавливается. В то же время западная часть разрушена практически полностью, там нет ни воды, ни электричества.

— Как сейчас обстоят дела в Мосуле?

— В самом Мосуле сейчас по-разному. Есть восточный берег Тигра, откуда боевики ИГИЛ отошли быстро. Разрушения там небольшие, нельзя сравнить с тем, что произошло на другой стороне — на западной. Тем не менее людям там (на восточном берегу) живётся не очень легко, потому что деньги на восстановление не доходят. Говорят, что воруют. При нас жители проклинали губернатора и правящих лиц, потому что помощи никакой не оказывается. Но на восточном берегу жизнь идёт, магазины работают, даже пробки есть. А вот когда переезжаешь мост — это ужас.

Мосул сравнивают с Алеппо, но его нужно сравнивать с Дрезденом, Хиросимой или Сталинградом.

На наших роликах видно, что там всё уничтожено и почти ничего не восстановлено. Единственное, что там делают, — расчищают дороги, стараются вывезти бетон. Жители говорят, что под завалами находятся сотни и даже тысячи тел. И это вполне реально, потому что огромная часть города до сих пор в руинах, нет ни одного нетронутого дома. Люди, которые возвращаются в старый Мосул, где велись последние, самые ожесточённые бои, живут в страшных условиях…

Там нет воды, еды, электричества. Единственные, кто их поддерживает, — это полицейская дивизия, которая там дислоцирована. Ребята отдают свои пайки, еду, воду. Там нет работы. Много мин и трупов. Всё воняет. Многие трупы уже сгнили, поэтому вонь не такая, как была летом. Но тем не менее везде этот запах.

— Почему коалиция не навела порядок в Мосуле после освобождения города? Что говорят об этом местные жители?

— Когда иракцы ходят по Старому городу, они ходят с оружием в руках, потому что до сих пор находят игиловцев, которые прячутся в подвалах, в ямах, под развалинами и ждут своего шанса.

Примерно неделю-две назад нашли восемь боевиков. Они были настолько слабы, что даже встать не могли. Доктор запретил местным давать им воду, потому что это якобы плохо, их забрали полицейские. То есть, помимо разрушений и несдетонировавших бомб, там ещё и игиловцы прячутся по подвалам.

Насчёт трупов. У нас есть запись… Глава морга Мосула показал нам книгу и сказал: «Здесь 7 тыс. имён погибших». У меня, говорит, ещё четыре или пять таких книг. То есть число погибших значительно больше 10 тыс. Мы спросили: «Мирные или игиловцы?» Он сказал, что и те и другие. Но если учесть, что игиловцев не могло быть больше 2–3 тыс., это даёт определённую цифру.

— Как сейчас люди выживают в Мосуле?

— Там сейчас гуманитарная катастрофа. Нет ни еды, ни воды, ни работы, ни электричества, никаких санитарных условий. Люди живут за счёт местного гарнизона, который из жалости даёт им еду и воду и иногда подключает к электричеству. Там был 11-летний мальчик, который копается в развалинах, достаёт оттуда медные провода и продаёт их потом по 40 центов за килограмм.

Понимаете, насколько опасно рыться в развалинах и мусоре, где похоронено столько бомб? Их огромное количество, десятки тысяч бомб и снарядов, которые не взорвались, оставленные игиловцами, сброшенные коалицией США, выпущенные иракской армией. И дети, люди роются там, ищут эти медные провода, чтобы продать их и выжить. Это ужасно.

Работы нет никакой, кроме расчистки улиц, причём не переулков, а главных улиц. Работа ведётся очень медленно из-за пыли и того, что всегда можно наткнуться на тело или взрывчатку. Взрывчатки так много, что, как нам рассказал начальник морга, каждый день с тех пор, как закончились боевые действия, ему доставляют два или три новых трупа — людей, которые подорвались на минах.

За неделю до того, как мы приехали в Мосул, трое детей играли на развалинах дома. Сдетонировал снаряд, все погибли.

Один мужчина сказал, что он своего ребёнка не выпускает из дома… Боится, что с ним может что-то случиться на улице.

— Вы говорили, что в городе под обломками остаются тела тысяч погибших. Что говорят на этот счёт люди? Делают ли что-то местные власти?

— Да, тысячи погибших. Становится ещё больше проблем, потому что тела продолжают гнить, сейчас может пойти инфекция или начаться эпидемия. Мы уже не говорим о моральном, психологическом эффекте того, что город воняет трупами. Везде валяются трупы — детей, женщин, игиловцев — вперемешку с бомбами, несдетонировавшими снарядами, амуницией, оружием, вредными химикатами.

И устраняется это очень медленно. С другой стороны, это понятно, потому что нелегко перерыть целый город. Финансирование очень маленькое, потому что Ирак сейчас не в том состоянии, чтобы быстро раскопать целый город. Это делается медленно, потому что опасно и условия тяжёлые, особенно в Старом городе — очень узкие улицы, переулки. Не везде машина может проехать, не говоря уже про бульдозер или грузовик. Работа продвигается, но очень-очень медленно.

— Расскажите подробнее про торговлю людьми и прибыль ИГИЛ от этого. Кто становится целью боевиков, кого они похищают?

— В первые дни, когда «Исламское государство» расширялось, боевики похищали людей и делали из них рабов. Как рабочих, так и сексуальных (в основном девочек). С девяти-десяти лет они начинают насиловать девочек… Мне предлагали поехать снять историю девочек, трёх сестёр, кажется, 10, 11 и 12 лет. Их насиловали три долгих года, издевались над ними.

Игиловцы, после того как американцы разбили их в Ираке, а русские — в Сирии, вовсю бегут, куда могут. Но предпочтительнее для них бежать в Турцию. Когда они попадают в Турцию, они сами или через посредников продают своих рабов, потому что им нужны деньги на то, чтобы уехать, или на что-то другое.

Цена этих людей зависит от их местоположения. Сейчас выкупают много людей из Турции и езидов. Это меньшинство в Ираке, их около 600 тыс. Мусульмане их сильно не любят, потому что они поклоняются буквально шайтану, поэтому все думают, что они поклоняются чёрту, сатане. На самом деле это не так, просто они используют имя Шайтан для своего бога. Но поскольку они продают алкоголь и занимаются подобными вещами, их ненавидят, почти не считают за людей.

В основном эти мальчики и девочки (езиды) и пользовались спросом. Мальчикам (чем младше, тем лучше) промывали мозги, вешали на них взрывчатку и посылали на самоубийство. Девочек тоже так использовали, но чаще насиловали. Одна нам рассказывала, что днём они работали. Никаких контактов, им всё было запрещено, их избивали. А ночью, как она сказала, «они начинали» с ними «баловаться».

Причём разброс от девяти лет до 30–40. Этих девочек друг другу дарили, продавали, если хотели заработать, или отдавали кому-то, если хотели поблагодарить.

И девочек, и мальчиков продавали. Цена разная. От $100 тыс. в опасном месте до $10 тыс., если их могут перевезти в Багдад.
Некоторые убегали. Использовали авианалёты, бомбёжку, чтобы постараться убежать, но таких часто ловили, убивали или избивали почти до смерти. Сейчас езиды стараются выкупать своих родственниц или узнают их координаты, едут в Турцию и похищают их у игиловцев, везут к своим семьям.

Кстати, ИГИЛ сейчас возвращается к тому, с чего начинало до того, как вышло воевать в открытую. Боевики опять начали похищать людей в Багдаде, устраивать показательные убийства чиновников и офицеров. Раньше они делали очень много денег на этом, до того как заявили о своём халифате.

— Можно узнать истории людей, которых похищало ИГИЛ? С целью выкупа или живого щита, например. Примеры похищений нескольких людей и того, как они спаслись.

— Например, Сами вышла замуж в начале 2014 года, незадолго до масштабного вторжения ИГ в Ирак. Когда её семья пыталась бежать, якобы убили всех, кроме неё.

Она на тот момент была беременна. Её забрали игиловцы и отвезли под Дейр эз-Зор. Когда она через некоторое время узнала, что всех её родственников убили, она попыталась покончить с собой, но сама не погибла — погиб ребёнок. И вот так она жила три года. Она иногда пыталась убежать, но её ловили. Однажды поймали и заперли в туалете. А это очень неприятная вещь: кирпичный или глиняный сарай в пустыне. Там или очень жарко или очень холодно. Её там держали несколько дней. Избили чуть ли не до смерти.

После этого она так открыто не пыталась бежать, но ей запрещали разговаривать с другими езидками, общаться с ними. Её продавали, её насиловали. Она всё время думала, как бы сбежать. В конце концов во время одного из авиаударов… она выломала окно и убежала, бежала день и ночь, пока не добежала до какой-то деревни, где одна семья её спрятала и кормила. Через некоторое время ей сказали, что недалеко отряды курдов, она направилась к ним, и уже курды помогли ей вернуться в Ирак к матери, которая думала, что девушка умерла.

Мурад Газдиев, Екатерина Комарова, Владимир Смирнов


* Запрещенная в РФ террористическая организация.

рейтинг: 
  • Не нравится
  • +10
  • Нравится
Оставить комментарий
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter