Авторизация
 
  • 21:51 – Андронов - о скандале с Кокориным и Мамаевым: есть только два внятных сценария 
  • 21:50 – Кокорин и Мамаев должны понести наказание. И вовсе не за избитого чиновника 
  • 21:50 – «Важно не стоять на месте»: как Дюмин изменил правительство Тульской области 
  • 20:42 – Нурмагомедов – Макгрегор: никогда еще ММА так не смотрели по ТВ 

Спортивная одежда и обувь

Посадили украинских пилотов на крышу и написали: «Бейте, это ваши!» — воспоминания освобождённого из плена (ФОТО)

Житель Горловки Андрей Малаклиев оказался одним из военнопленных, возвращенных в ДНР Киевом 27 декабря 2017 г. Андрей был одним из первых, кто поднял флаг Новороссии. Позже воевал на горловском направлении против карателей.

Ополченец рассказал «ПолитНавигатору» о том, как начиналась война на Донбассе в 2014.

«Родился и вырос в Горловке. До войны всю жизнь проработал шахтером. Был забойщиком на шахтах в районе Горловки. На момент начала „Майдана-2“ стабильно работал, растил детей, жил нормальной жизнью.

Когда начались события в Киеве, понял, что Донбасс подвергнется репрессиям. В первую очередь за русский язык (кстати, нормально и на украинском разговариваю).

В начале марта 2014 года, когда в Киеве к власти пришла хунта, народ в Горловке поднялся, чтобы отстоять свое право на русский язык и отказ от евроинтеграции. Вокруг были русские люди, с глубокими родственными и духовными связями с РФ.

Мы не могли пассивно ждать, пока нас начнут насильно „затаскивать“ в ЕС, лишать нашей истории, религии и т. д.», — рассказывает Андрей.

Когда произошла первая попытка «декоммунизации» — в Горловке изначально не было националистов, но Киев пытался завезти своих, — люди взяли в кольцо около 400 приезжих и местных «правосеков»*. Везли их для провокаций со всех областей Украины, но попытки устроить майдан в Горловке были сразу пресечены.

Обошлось без крови — майданщиков просто вывезли за черту города и выбросили посреди поля.

Позже боец участвовал в массовых мероприятиях, захвате горадминистрации Горловки, правительственных зданий. К сожалению, на тот момент оружейки силовиков уже были пустыми. Возникли вопросы о самоорганизации, но возглавить сопротивление было некому, пока не появился «Бес».

«В 2014 году я пошел в ополчение небезызвестного „Беса“. В то время, хоть Киев и кричал на весь мир, что против ВСУ воюет спецназ России, на самом деле с Украиной воевали обычные люди, в основном, как и я, шахтеры. Притом, оружия смертельно не хватало — у нас на отделение было три „калаша“ и два охотничьих ружья; по 30 патронов на брата.

На тот момент особо кровопролитных боестолкновений пехоты не было; практически не работала укропская артиллерия — Киев предпочитал беречь живую силу и технику, проводя зачистки с СУ-27. Причем часто работали по гражданским позициям», — говорит ополченец.

«Безлер вообще строго следил за порядком и жестко подавлял укропов их же оружием — где надо артой, а если надо и пропагандой. Помню, «Бес» тогда посадил на крыши гражданских многоэтажек пленных украинских летчиков. На крышах написали: «Бейте, это ваши!».

Увы, украинские каратели продолжали бомбить мирный город, но с толку их сбило. Всего тогда, в первые месяцы войны, горловский гарнизон уничтожил 17 «Сушек» противника.

Особо вспоминается работа подразделения 3 роты 30 мотострелкового подразделения. Именно они уже в тылу противника спасали наших из администрации Дзержинска, спалили там несколько десятков «добробатовцев», — говорит Андрей.

«Вообще каратели постоянно испытывали особую вражду к горловским и тем, кто воевал с „Бесом“, — потому что именно мы оказывали самую кровавую и отчаянную оборону; уничтожили передовые силы противника», — добавляет он.

«В целом же хочу сказать, что „Бес“ прославился недаром. При нем всегда был порядок и стабильность. Мародеров, бандитизма, наркомании не было вовсе — можно было бросить на улице кошелек с деньгами и найти его там же через час нетронутым. Порядок был и в боевых частях — везде царила дисциплина; в то время, когда проблемой было боевое слаживание, мы всегда работали успешно и грамотно.

Он жесткий человек, но доброго нашему делу он сделал очень много. Многие горловчане считали, что с его отсутствием Горловка падет. К счастью, этого не произошло, но вспоминают „Беса“ с благодарностью по сей день и бойцы, и гражданские», — вспоминает ополченец.

Когда Андрея «приняли», вспомнили все — и Дзержинск, и оборону Горловки. Достаточно было просто горловской прописки. Били и пытали так, что порой терял сознание. Следователи угрожали «зачистить», особо тщательно пытались выяснить контакты с местными жителями, чтобы потом по возможности захватывать новых пленных.

СБУ делала все, чтобы отомстить за поруганную честь мундира и все обиды киевской хунты. Просидеть пришлось 2,8 года — Андрею уже не верилось, что Минские соглашения сработают и он снова окажется дома.

«Когда въезжали в Зайцево, был будто заморожен — просто не осознавал происходящего; не мог поверить, хоть и видел родные места. Сейчас тюрьмы — как и не было. Привыкаю к нормальной жизни.

Рад был узнать, что в армии ДНР служит сын. После реабилитации в госпитале с нетерпением жду возвращения в семью. Верю, что мы победим, и безумно рад, что наконец оказался дома», — говорит освобожденный пленник.

Юрий Ковальчук, «ПолитНавигатор»


* «Правый сектор» – запрещенная в РФ экстремистская организация.

рейтинг: 
  • Не нравится
  • +10
  • Нравится
Оставить комментарий
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter